История 1 или "Нам нужна лошадь!"

На очередном общем собрании (а все важные и не очень вещи мы решаем на всеобщем совете, так уж повелось, как говорит наш любимый директор «У нас демократия, я только печать ставлю!») было решено, что нам необходима еще одна лошадь. Некоторые наши лошадки вышли на пенсию и заслуживали отдыха, другие не подходили, например, под детей из-за слишком шустрого нрава.

Ну что же, надо – значит надо. Поиски лошади дело хлопотное и не быстрое. Для начала мы обсудили, какая именно лошадь нам нужна, общими усилиями пришли к выводу, что лошадь нужна спокойная, не слишком молодая, но и не старая, крупная (потому что в то время по количеству тех, кто «метр в прыжке», мы могли спорить с пони-клубами и между собой называли себя не «У моря Обского», а «пони-клуб Пончик»), также решили, что это обязательно должна быть кобыла, чтобы мальчики не вносили смуту в наш чисто кобылий коллектив, и хорошо бы если не серой масти (серых лошадей разных оттенков у нас тогда было достаточно).

Поисками мы занимались несколько месяцев: сколько объявлений было перелопачено, сколько звонков было сделано, сколько километров преодолено. Все время что-то нам не подходило. То лошадь оказывалась не слишком доброй, а то и агрессивной, и хотя мы всегда по телефону говорили, что нам нужна спокойная добрая лошадка, и нас уверяли что предлагаемая лошадь именно такая, было и так, что по приезду приходилось видеть лошадь, которая кидается с крысой на едва приближающихся людей (включая хозяина который, в отличии от доверчивых девочек, предусмотрительно оставался позади), а потом и вообще норовит повернуться задом и отбить. Некоторые лошади оказывались с серьезными травмами, другие не нравились нам по менее объективным причинам типа «какая то не изящная» и «голова у неё какая-то не такая». И когда наш «зам. директора» любезно возивший нас в разные города и веси Новосибирской области стал тонко намекать, что на следующий осмотр мы можем идти пешком, потому что тратить время на безрезультатные поездки ему надоело, на «авито» мы увидели объявление о продаже лошади.

Это было…совсем не то что нам нужно: в объявлении говорилось о продаже жеребенка тракененской породы, кобылки 6 месяцев от роду. Созвонившись, поубеждав друг друга, наперебой приводя аргументы, что это совсем не наш вариант (нам ведь надо разгрузить наших лошадей, выращивать жеребенка очень сложно (опыт был, об этом в другой истории), в наши планы это вообще не входило), мы все таки решили зачем-то поехать. Наверное так и ведет нас судьба, когда ты делаешь что-то несмотря на все противоречия, да и, в конце концов, было просто интересно, а бешенному лошаднику, как говорится, еще одна поездка – не крюк.

Мы приехали. Нас очень радушно встретили, познакомили с родителями лошадки. Надо сказать, что родители у неё были очень не плохие, и это было одной из причин, почему нам хотелось поехать, - было интересно, почему такая лошадь продается за относительно не большие деньги. Потом нам вывели её сестру, сестра нам очень понравилась, но она не продавалась, а потому, похвалив лошадь, мы стали ждать, так сказать, «виновницу торжества».

И вот она вышла, точнее нет, она выплыла высокой пружинящей рысью, гордо неся вверху аккуратную головку и держа хвост на отлёте. Наверное мы все решили уже тогда, тем не менее, после того как кобылка покрасовалась перед нами, не забыв показаться и «зам. директору», который остался в машине, ожидая нас с очередным рассказом о том, что это «опять всё не то». Зам. директор, надо сказать, был впечатлен, а кобыла, довольная тем, что теперь её особой восхищены все присутствующие, была отловлена, так как нам хотелось осмотреть ее более детально: на предмет травм, например (как потом мы обсуждали, травмы, наверное, единственное что могло тогда вразумить двух девочек, которые вообще-то уже несколько месяцев искали лошадь взрослую, готовую к нагрузкам). Надо сказать, что кобылке идея, что ее царственные ножки может кто-то трогать без ее разрешения, не понравилась, она дала понять, что прежде чем дотрагиваться, надо просить аудиенции её величества и дожидаться письменного согласия. Вообще заводчица сразу предупредила, что кобыла не агрессивная, но характер у неё не простой. И это было абсолютной правдой, вся сложность характера заключалась и заключается в том, что даже будучи еще абсолютным ребенком Харугвия, обладала не мыслимым достоинством, знала себе цену и требовала соответствующего отношения. Нет, она не кусалась, не пиналась, но ей очень нравилось, когда ей восхищаются, и услышав восхищенные возгласы о вертикальной свече, она могла вставать на эту свечу еще и еще, пока не решит что её придворные уже достаточно впечатлены и хорошенького с них понемногу.

Итак, осмотрев кобылку, пообщавшись с хозяйкой и пообещав перезвонить, мы отправились домой. По пути мы, конечно, еще пытались как-то сопротивляться, но все доводы против были какими-то вялыми, а на любой аргумент - находился контраргумент. Разумеется, был еще коллектив. Хотя девчонки, оставшиеся на хозяйстве, конечно, догадывались, что раз уж мы поехали за тракененским жеребенком вместо еще одной рабочей лошадки в прямом и переносном смысле то, наверное, без лошади уже не вернемся. Поэтому, услышав наше «Она такая классная, наверное, мы её заберем!», и слушая восторженный рассказ о достоинствах кобылки, они лишь снисходительно улыбались и говорили «Ну, значит вырастим, - все вместе-то, раз судьба!»

Так у нас появилась Харугвия: 6 месячная англо-тракененская кобылка гнедой масти, и масть – единственный параметр, по которому она подходила к той лошади, которую мы искали, хотя потом мы смеялись, что наверное, будь она хоть серая, хоть малиновая в крапинку, мы бы её забрали, потому что любовь с первого взгляда – она есть.