История 3 или "Как они выбирают нас"

Эта история началась давно, около 4 лет назад. Тогда наша Каринка в очередной раз готовилась стать мамой. Надо сказать, что крыли Карину довольно регулярно, поэтому от этой конкретной жерёбости никто ничего особого не ждал и будущему жеребёнку особо не радовался. Особенно не радовалась девочка, больше всех возившаяся с Кариной. «Зачем её покрыли?», - все время говорила она, «лучше бы дали отдохнуть годик, ненавижу этого жеребенка!». В любом другом случае ребенку незамедлительно было бы объяснено, что частная лошадь на то и частная, что хозяин решает, что с ней делать, а слова «ненавижу» по отношению к лошади не приемлемы. Но ненавидеть маленькое существо на четырех крошечных копытцах, с плюшевой шерсткой и хвостиком-метелочкой, которое с веселым ржанием носится вокруг мамы, радуясь весеннему солнышку и травке? Ну-ну, тут и Гитлер бы умилился. Поэтому мы просто сказали: «Да ты еще любить его будешь!». Настя Гитлером не была, но, тем не менее, упрямо повторила, что любит она Карину, и никакого жеребенка любить не собирается. Ох, как часто потом мы вспоминали этот разговор!

И вот, одним теплым летним деньком нам сообщили новость: Карина ожеребилась. Тревожить новоиспеченную мамашу не хотелось, но тем не менее, Насте жеребенка показали. Вернее мы так думали, а на самом деле Настю показали жеребенку. И хотя мама, которая всегда была «себе на уме» наверняка объясняла малышке: «Люди, они, вообще, ничего, полезные, еду приносят, но ты слишком себя трогать-то не давай, и вообще, как зайдут, сразу поворачивайся попой, крыса -то у тебя не получится, вон и уши толком прижать не можешь!» Маленькая лошадь решила действовать по-другому и, увидев вошедшую девочку, повернулась к ней и ткнулась розовым носом в протянутые руки. «И чего мама так, нормальные эти люди, не, странные, конечно, немного, лопочат чего-то странным голосом и улыбаются как идиоты, а так ничего». Конечно, выйдя из денника, Настя уже любила эту лошадь, а лошадь уже выбрала себе человека.

Шли месяцы, Маленькое чудо персикового цвета росло, показывая местами отнюдь не «чудесный» характер. Например она уже через неделю могла на прогулке убежать от мамы, хотя обычно жеребята более пугливы, или вообще на эту прогулку не пойти: «Идти куда-то, все равно вернетесь, мам, я это, тут подожду!». Догнать человека и пока он умиляется и гладит, а Настя с мамой далеко, откусить у человека мороженое; пнуть другую лошадь и с веселым подпрыгиванием убежать и спрятаться за мамой - все это было про неё. Но чем дальше, тем больше Настя понимала, что расстаться с этой маленькой рыжей бестией уже не сможет, и началось время раздумий. Мы уговаривали Настю, что выращивать жеребенка это долго, дорого и трудно, предлагали еще раз подумать (Подумать, ага, вы хоть раз пытались заставить думать влюблённую девочку-подростка? Тут всё было еще хуже, ибо девочка была влюблена в лошадь). И у Классики появилась хозяйка (но мы-то помним, что это лошадь выбрала себе человека). И вот уже больше трёх лет эти двое вместе. Конечно, им было и тяжело, и трудно, но Насте удалось вырастить из маленького жеребеночка уже почти взрослую рыжую кобылку 4 лет отроду. Настя чему-то учит Классику, Классика чему-то учит Настю, например что «порядочные лошади не должны быстро бегать, они должны нести себя гордо и величаво, желательно шагом, а если я столько бегать буду, я еще, чего доброго, похудею» ; «Ну и что, что подпруга сходиться перестала, ты наверное постирала её, вот она у тебя и села! Нет, я не поправилась, я вообще расту, мне надо больше есть, так что иди, другого кого погуляй, я пока тут постою, поем»; «Ножку дать? Да могу, конечно, у меня 4 целых, что мне, жалко, что ли? Не, что-то тяжело на 3 стоять, можно я на тебя обопрусь. Кто тяжелый?! Я?! Да я лёгкая, 500 кг всего!». Этим двоим еще многое предстоит пережить, но лошадь выбрала своего человека с первых дней жизни, и человек не смог ей отказать, а это значит, что они всё будут преодолевать вдвоём.